Интервью и выступления

Интервью Аркадия Бейненсона с соотечественницей, проживающей во Франции, – Еленой Руффо

«Даже дети на Донбассе — с чувством достоинства»


авппр.png
Мотивация у всех разная. Например, Елена Руффо, президент ASSOCIATION VOSTOK (Franse)-Solidarite Donbass в  интервью beinenson.news подчеркивает,что деятельность ее организации носит исключительно гуманитарный, аполитичный характер, однако… а впрочем, обо всем по порядку.

— Елена, судя по названию Вашей организации, Вы живете во Франции?

— Да, я живу во Франции, в Анси, Верхняя Савойя, это 50 километров от Женевы, где я достаточно часто бываю, и где мы сотрудничаем с нашим партнерами.

— То есть, Вы занимаетесь гуманитарной помощью Донбассу, находясь во Франции. Какова Ваша, вот лично Ваша мотивация?

— Мотивация у меня проста — я родилась на Украине, в Запорожье, я русскоязычная, выросла полностью в русской культуре, при этом у меня есть корни и с украинской стороны. И, конечно, с одной стороны, меня очень сильно задел приход к власти на Украине всех этих фашиствующих элементов, с другой стороны… тут я бы хотела подчеркнуть, что наша гуманитарная деятельность не имеет никакой политической подоплеки.

Толчком к нашей деятельности стали боевые действия на Донбассе, события в Мариуполе, Одессе. Возникло неприятие того, что можно убивать мирное население просто потому, что оно с чем-то несогласно. Я сама мама и бабушка, и у меня есть мама, и конечно, я не могла смотреть спокойно на то, как убивают стариков и детей.

Вы можете сказать, ну вот в Сирии тоже гибнут старики и дети. Я согласна. Но Сирия для меня далеко. А Украина, Донбасс — это моя земля, мои корни, моя кровь, моя Родина.

— Как появилась Ассоциация?

— Ассоциацию мы создали в августе 2014 года. Мы вначале начали собирать одежду и продукты, потом перешли к сбору финансовой помощи. Происходит это самым разным образом — например, мы организовываем концерты в пользу Донбасса.

Моя коллега (она родом из Мариуполя), у нее муж француз, он композитор, музыкант, писатель, а сама она поет. И мы договорились, что будем организовывать концерты. И с одной стороны, такие концерты (они состоят из известных русских, украинских, советских песен) помогают рассказывать о том, что происходит, а с другой — помогают собрать средства и связывают людей между собой. Потом мы начали «заходить» в местную прессу, созваниваться с местными журналистами, создали страницу на Facebook`e, создали сайт.

И получилась интересная история — мы начали искать человека, который бы мог рассказать о нашей Ассоциации, о том, что происходит на Донбассе, и который одновременно был бы в курсе того, что там происходит, и нашли мы его через Москву. Это журналист Николя Миркович. Он очень обрадовался нам, тому, что мы создали вот такую Ассоциацию, вошел в нее, и и теперь они с писателем Александром Лаца и Ксавье Моро оказывают нам всяческую поддержку.

Николя Миркович выезжал с нами два раза на Донбасс. В декабре 2014 года он с моей коллегой Марией ездил в Луганскую область, и это было, конечно, сложно — под пулями, снарядами…

А в ноябре 2015 года я, Николя, Ксавье и еще одна наша коллега — ездили в Донецк и Енакиево.

— Догадываюсь, что ездили Вы не с пустыми руками, а что еще было целью поездки?

— Одной из целей было – выехать на место, встретиться с людьми, сделать репортажи, привезти информацию обратно в Европу. Это очень важно, потому что когда мы поехали в первый раз в 2014 году, говоря, что там на Донбассе убивают людей, нам тут говорили, что всё это кремлевская пропаганда, дескать это вы всё из российских СМИ узнаете.

Нам нужны были доказательства того, что то, что мы говорим — это правда. А так как Николя, о котором я уже упоминала, пережил известные события в Косово, то у него есть опыт подобного рода гуманитарной поддержки, и он нам все время говорил и говорит: присутствие на месте — очень важный фактор. Фактор, формирующий доверие между нами, населением и местной администрацией.

И даже при том, что мы всячески подчеркиваем нашу аполитичность, получается так, что сам факт нашей помощи даже мирному населению уже имеет определенную окраску.

— Как Ваше окружение относится к Вашей деятельности? И коренные жители, и может быть, наши соотечественники.

— На работе у меня моя деятельность одобрения не вызывала: «все что происходит — это вина Путина» и т. д.

Что касается наших соотечественников — то я с ними крайне мало общалась. Просто потому, что когда наши люди выезжают за границу — они не всегда проявляют себя с самой лучшей стороны.

И когда мы создали Ассоциацию, то произошло следующее: какая-то часть наших соотечественников приняла нашу позицию, какая-то ее отвергла (причем зачастую резко, нам даже угрожали), но большинство отнеслось к этому так: Да. Мы за мир, но давайте не будем обо всей этой ситуации говорить.

— Я так понимаю, описанное вами разделение соотечественников прошло отнюдь не по этническому принципу?

— Абсолютно. И с той, и с другой стороны есть и русские, и украинцы, и представители других национальностей. Нас очень поддерживают французы — представители нашей ассоциации есть практически по всей Франции: Гренобль, Бретань, Монпелье, Париж, Ницца, и так далее.

Есть у нас и швейцарцы, и бельгийцы, и даже люди из Люксембурга. Это что касается участников. Пожертвования мы получаем практически со всей Франции, далее — Италия, Швейцария, Люксембург, Бельгия, Индонезия, Австралия, США, Великобритания, Финляндия. И что печально — нас поддерживают больше не наши соотечественники, причем не важно откуда — из России или Украины а коренные жители вышеперечисленных стран.. А если и есть соотечественники, то как правило, это смешанные пары — русско-французские, украино-французские и т. д.

— Вы были на Донбассе лично. В чем больше всего нуждаются люди, которые находятся там?

— Да самые обыденные, повседневные вещи — еда, фрукты, гигиенические салфетки, носки, подгузники, зубная паста, зубные щетки, детское питание, медикаменты ( но их очень трудно завозить), одежда — да всё, что нужно обычному человеку в повседневной жизни.

Конечно, гуманитарная помощь поступает, но там, как правило, обычный рацион — каши, крупы и т.д. Мы когда были в Донецке, в Енакиево, в школах-интернатах для детей инвалидов, и спрашивали, что вам привезти, то в одной из школ нас попросили привезти фрукты. В другой — зубную пасту, щетки. Везде просят привезти детские носки. В детском приюте в Енакиево — нас попросили привезти просто картошки, чтобы детям сделать пюре. Директор этого приюта сказала нам: вы понимаете, у нас 12 000 рублей бюджет на месяц. На 20 детей.

И конечно, воспитатели, преподаватели — это совершенно героические люди. Они всё несут из дому, чтобы кормить детей. У кого что есть — у кого свой сад-огород, у кого что. И если бы Вы видели этих детей, несмотря ни на что ухоженных, причесанных, как они поют, танцуют….

— Видимо, отчасти Вы уже ответили на мой следующий вопрос, но я все же его задам. Что Вас больше всего поразило на Донбассе, вот просто по-человечески?

— Воспитатели, преподаватели, как я уже Вам говорила. Они делают всё для детей в этих условиях. И когда мы уже оставались наедине, они просили, чуть ли не плача: «Пожалуйста, расскажите на Западе, что здесь происходит, что мы есть. За что нам всё это?»

Да все производит впечатление. И, конечно, может, мы идеализируем, но люди на Донбассе с каким-то особенным чувством достоинства. Даже дети… я не знаю, как описать. Маленькие, но вот это чувство достоинства — оно в них тоже есть.

Беседовал Аркадий Бейненсон

Аркадий Владимирович Бейненсон— российский журналист, ведущий (до 2012 года) программы «Сетевой дозор», координатор (до апреля 2014 года) проекта «Окно в Россию». В настоящее время - главный специалист Центра социологических исследований Министерства образования и науки РФ. Член Консультативного совета Русско-американской молодёжной ассоциации.

Постоянно публикует материалы, в том числе,  на сайтах Всемирного координационного совета российских соотечественников, «Русское поле»  (Германия) и других,  посвященных жизни российских соотечественников за рубежом.

Публикуется с разрешения автора.

Пресс-служба Московского Дома соотечественника

Ссылка на сайт Московского Дома соотечественника обязательна.